Вы находитесь здесь: Главная > Зарубежные звёзды, Интервью > Талантливый Джуд Лоу

Талантливый Джуд Лоу

Джуд ЛоуОб элегантности, актерской профессии и своих планах на будущее рассказал Джуд Лоу.

Ты лицо аромата Dior Homme Sport. Будучи “экспертом», можешь определить в этом аромате новую ноту — ириса — цветка, в честь которого названа твоя дочь Айрис? Ты не думал, что это прекрасное совпадение?

Джуд Лоу:  Любые ассоциации с этим цветком и с этим именем согревают мое сердце, потому что дети — это самое прекрасное, что есть в жизни. Конечно, мне показалось это чудесным символом.

 Скажи, есть ли какие-то особые случаи для парфюмерных ароматов? Или моменты, когда любая парфюмерия неуместна?

Джуд Лоу: Скажу честно, я не фанат тех, кто пользуется одеколонами и парфюмерной водой постоянно. На мой взгляд, аромат — как вишенка на торте. (Смеется.) Если собираешься на какое-то важное мероприятие или одеваешься соответственно торжественному случаю, аромат — последний штрих, завершающий образ. Не надо обливаться одеколоном каждый день! Это сводит на нет весь психологический эффект хорошего аромата. В парфюмерии главное — знать меру. Как и во всем остальном.

Новый рекламный фильм, снятый для Christian Dior режиссером Джоном Камероном Митчеллом, пронизан любовью Дома к Французской Ривьере. Каков новый герой Dior Homme Sport Man?

Джуд Лоу:  Мне кажется, мы четко определились с личностью героя в предыдущей рекламной компании, снятой в Париже. Он — среднее между мной и воображаемым персонажем, которому идеально подходит аромат и, если пожелаете, сам дух Дома Christian Dior. В новой рекламной кампании герой продолжил свое путешествие на Ривьере. Мне кажется, невозможно не заметить связь между стилем и историей Dior и романтическими черно-белыми фотографиями, запечатлевшими золотой век Ривьеры. Мы приступили к съемкам фильма, как только я вернулся из Канн, где провел чудесные две недели. Это было буквально как в знаменитой поговорке “С корабля на бал”: из судейского кресла Каннского кинофестиваля — в образ парня, стиль жизни которого — яхты, спортивные машины… Так что вжиться в него не стоило особого труда… (Смеется.)Джуд Лоу

Ты чувствуешь разницу между, скажем, французской элегантностью, британской и итальянской?

Джуд Лоу: Разумеется. Мне кажется, в этом есть что-то прекрасное — в возможности определить национальную элегантность. Помню, как смотрел новости об Италии и поразился итальянцам, у которых брали интервью — даже рыночные торговцы преподносили себя как-то по-особенному! (Смеется.) Я англичанин, и для меня это было почти как откровение: “Ух ты! Глянь на этого парня — он такой клевый!” Женщины выглядели просто сногсшибательно. Это было настоящее заявление об итальянской элегантности.

Как в таком случае ты бы описал британскую элегантность?

 

Джуд Лоу: Ну, тут все очевидно: образец британской элегантности — мужчина в идеально сшитом костюме. В безукоризненном костюме.

А французскую?

Джуд ЛоуДжуд Лоу: Отличительная черта французской элегантности — особый вкус, флёр, я бы сказал. Шарф, сигарета… Я, конечно, ужасно обобщаю, но есть какие-то особые отличительные признаки или черты, определяющие элегантность каждой нации.

Мы признали присутствие в фильме духа Кристиана Диора, но нельзя отрицать и влияние Хичкока (“Поймать вора” с Кэри Грантом), и образ “великого Гетсби”. Ты специально цитировал их или срисовал героя со своего персонажа в “Талантливом мистере Рипли»?

 Джуд Лоу: Безусловно, я опирался на образ из “Талантливого мистера Рипли”, потому что когда-то вживался в него, и мы обсудили этот момент с Джоном Камероном Митчеллом, и — что очевидно — на хичкоковские фильмы 1960-х. И на Гетсби. Это не было копирование конкретного персонажа или фильма, скорее воспоминания и настроения эпохи, воссозданные по фотографиям, истории одного отеля (Hotel du Сар) и Каннского кинофестиваля, каким он был в конце 1950-х-начале 1960-х.

Как и в предыдущей рекламной кампании, образ ее — главной героини — окружен аурой таинственности. По-твоему, кто она? Какова ее — или их — история?

Джуд Лоу: Хороший вопрос. На мой взгляд, все дело в созданном нами мире. Есть мужчина — надежный, элегантный, стильный, принадлежащий к определенному кругу. Можно только догадываться, чем он занимается, но явно не рутинной работой. Есть намек на опасность, придающий фильму остроты, и чувственность. Она — идеальная спутница ЭТОГО мужчины в ЭТОМ мире: независимая, невероятно стильная, ужасно сексуальная, и не факт, что достижимая. Она ждет его, но у нее своя роль, своя жизнь, она не цепляется за его локоть. Они всегда сталкиваются, между ними всегда есть конфликт, даже если после этого их ждет фантастическое приключение.Джуд Лоу

 Но мы об этом не знаем!

Джуд Лоу: Но мы об этом не знаем. Она — намек на женщину, которую желал бы каждый. Думаю, именно эта неопределенность и делает ее особенной.

Что же в ней такого соблазнительного? Оттенок губной помады? Внешний лоск? Шляпа? Или этот самый намек на соблазн?

Джуд Лоу: Разумеется, все вместе взятое. Это эффект, который производит ее шикарная внешность и ее непринужденность. Тайна ее истории — как она оказалась в этом месте и почему? Ее свобода — она может делать с героем все что захочет. Так что секрет ее соблазнительности, мне кажется, в комбинации всех вышеперечисленных элементов. Выбрать один — нарушить магию целого.

Что лично для тебя самое соблазнительное в женщине? 

Джуд Лоу: Я считаю, соблазн — это комбинация того, что ты знаешь о человеке, того, что ты думаешь, что знаешь, и того, о чем ты даже не подозреваешь. Два человека как будто подталкивают друг друга ступить на совершенно неизвестную почву, именно этот элемент опасности и есть соблазн. Чтобы поддаться соблазну, нужно слепо поверить.

Еще один твой персонаж — Алфи — образец безукоризненного стиля. Можно ли так сказать о тебе?

Джуд ЛоуДжуд Лоу: Нет, я так не думаю! (Смеется.) Как я уже говорил, я поклонник определенной эпохи, определенного поколения режиссеров, актеров и музыкантов. Мне всегда нравилось, как они носят костюмы — даже шляпы. Я не могу представить, чтобы они явились на премьеру фильма в джинсах и футболке. Нужно прикладывать усилие, чтобы так выглядеть, мне это кажется стильным. Но есть и такие моменты, для которых идеальная одежда — все те же футболка и джинсы. С годами я все больше и больше склоняюсь к мысли, что дома нужно чувствовать себя абсолютно комфортно.

 Говоря о стиле, что лично ты считаешь по-настоящему стильным?

Джуд Лоу: Я думаю, настоящий стиль проявляется тогда, когда человек уверен в себе, знает, что ему идет, одевается со вкусом и носит одежду с легкостью и достоинством.

Кого из актеров — прошлого или настоящего — ты считаешь иконой стиля?

Джуд Лоу: У Кэри Гранта было великолепное чувство стиля.

 Ты следишь за модой? Если да, то какие направления тебе нравятся больше других?

Джуд Лоу: Подростком я пытался следить за модой. Ну, знаешь, как это — смотришь на картинку в журнале и думаешь: “О, крутой чувак, хочу выглядеть как он”. В подростковом возрасте ты подсознательно ищешь образец — картинку для подражания. Сейчас у меня нет такой потребности — я не рассматриваю рубрику “Стиль” в мужских журналах, не пытаюсь следить за модными тенденциями. По правде сказать, в последние годы я ловлю себя на мысли, что не хочу прикладывать специальных усилий, чтобы выглядеть слишком круто. Взглянем правде в глаза: мужчина 35-40 лет не хочет носить такую же одежду, как 21-летний юноша. Тем не менее, сотрудничество с Dior внушает мне чувство, что я в хороших руках и ношу хорошую одежду! (Смеется.)

Dior Homme Sport — типичный мужской аромат. Тебе не кажется довольно сложным дать четкое определение таких слов, как “мужчина”, “мужской”, “мужественность”?

Джуд Лоу: Разумеется. Я это очень хорошо почувствовал на примере пьесы Юджина О’Нила, в которой исполнил главную роль. Мэт, мой герой, ярко выраженный мужчина, буквально самец. Это шокировало многих зрителей — как женщин, так и мужчин, потому что он зачастую безжалостен в своих суждениях и поступках. Все, к чему сводится его жизнь: “я тебя поборю”, “я тебя убью”, “я тебя люблю”, “я тебя завоюю”. Он использует свое физическое превосходство как решающую силу. И при этом после спектакля многие зрители подходили ко мне со словами: “Почему больше нет таких мужчин? Он настоящий мужчина”. Сейчас ситуация очень неопределенная. Современные мужчины далеко не всегда знают, как поступать по-мужски, как быть мужчиной прежде всего в своих глазах.Джуд Лоу

Эта пьеса еще и об угнетенных женщинах. Ты поддерживаешь феминизм?

Джуд Лоу:  Абсолютно. Пьеса поставила передо мной новую планку: я никогда прежде не играл такого жесткого, сильного персонажа. Но меня совершенно заворожила главная героиня — Анна. Учитывая, что действие пьесы происходит в 1922 году, ее путь силы и борьба кажутся невероятно мощными и передовыми. Для меня было огромным удовольствием участвовать в спектакле, который, несмотря на свою историчность, производит ошеломляющий эффект на современного зрителя и находит отклик в его сердце.

Какую музыку ты слушаешь?

Джуд Лоу:  Я слушаю разную музыку.

Как ты поднимаешь настроение?

Джуд Лоу:  По-разному. Безусловно, когда играю любимые музыкальные произведения. Ем вкусную еду, пью хорошее вино — желательно, чтобы при этом рядом находились друзья. Отдых на природе также отличный способ поднять настроение.

Как бы ты описал свой идеальный день?

Джуд Лоу:  Погода должна быть хорошей. Не обязательно лето, но ни в коем случае не пасмурно. Никуда не нужно спешить, никаких графиков или расписаний — потому что у меня постоянное чувство, будто я куда-то тороплюсь. Вкусный завтрак, любимая одежда выстирана и выглажена. Принимаешь душ, одеваешься, брызгаешься любимым одеколоном, садишься в крутую тачку и едешь в отличный ресторан обедать с друзьями, где можешь сидеть сколько угодно долго, наслаждаясь едой и разговорами. А потом можно пойти куда-то послушать живую музыку. Может быть, даже потанцевать. Это был бы довольно неплохой день.

Какой фильм ты назвал бы идеальным для хорошего настроения?

Джуд Лоу: У меня таких несколько. Я очень люблю фильм “Эта прекрасная жизнь”, но, боюсь, это прозвучит банально.

Назови самое приятное воспоминание о фильме, в котором ты снимался.

Джуд ЛоуДжуд Лоу:  Я снялся более чем в 40 картинах, и мне крупно повезло. У меня масса приятных воспоминаний! Помню, однажды во время съемок “Талантливого мистера Рипли” я оказался посреди океана. Команда операторов находилась на одной яхте, а мы с Гвинет Пэлтроу -на другой, внезапно ветер переменился, и мы с Гвинет поплыли на прекрасной парусной яхте прямо в открытое море. Я помню свой чистый восторг и мысль: “О господи, и это называется работой?” Еще помню, как ждал на лестнице встречи с Полом Ньюменом, и как мы сидели потом с ним прямо на ступенях и говорили о его любви к гоночным машинам. Помню премьеру “Гамлета” на сцене. У меня миллион таких воспоминаний, и мне не хотелось бы преуменьшать хоть одно из них, говоря: “О, вот это самое приятное!” Каждое — волнительное и приятное, как поцелуй, как глоток шампанского…

Как ты следишь за своей внешностью? Пользуешься средствами по уходу за кожей?

Джуд Лоу: Я принимаю горячий душ, всегда. А с недавних пор, собственно, благодаря Dior, начал пользоваться средствами по уходу — тремя кремами для лица, которые входят в комплекс Dior Homme Dermo System. Запах — потрясающий, и на коже ощущение великолепное. Ну вот.

Физические упражнения?

Джуд Лоу: Я занимаюсь очень интенсивно около часа каждый день. Это продолжается в течение многих лет, и мне это нравится. Я уже подсел на тренировки и не могу остановиться. Обычно это комплекс упражнений, состоящий из боксирования, кардиотренировки, бега, немножко йоги, немножко тяжелой атлетики — всего понемногу. Когда я репетировал роль в спектакле “Анна Кристи”, то изменил свой рацион питания, 12 недель таскал тяжести и нарастил больше 6 кг мускулов.

Придерживаешься какой-то диеты?

Джуд Лоу: Я ем все что угодно — главное, чтобы оно было свежим и вкусным.

Какие средства по уходу ты всегда берешь с собой?

Джуд Лоу: Ну, с недавних пор — кремы Dior. Что еще я с собой вожу? Маникюрные ножницы, у меня все время растут ногти, поэтому их постоянно приходится стричь.

Рекламный фильм Dior — о путешествии. Что для тебя входит в понятие “путешествие с шиком”?

Джуд Лоу: Когда ты можешь взять с собой маленькую дорожную сумку. Никаких сборов, никакой горы чемоданов. Что-то компактное. Опять же, возвращаясь к фильмам Хичкока с их “идеальным чемоданом” — понимаешь, о чем я? Ты можешь легко сесть в самолет, легко сойти с него, сесть в машину — и был таков!

Назови свой любимый фильм в жанре “роуд муви”.Джуд Лоу

Джуд Лоу: Я обожаю “Ночь охотника” (La Nuit du Chasseur) -это один из моих любимых фильмов. Еще мне нравится “Тельма и Луиза”. И я очень люблю пассаж из последней книги ХемингуэяПраздник, который всегда с тобой”, когда они со Скоттом Фицджеральдом отправляются забрать машину Зельды, полную дождевой воды, потому что она сняла с нее крышу. Там есть фантастическая глава, когда они останавливаются и пьют — разумеется, и разговаривают, и пьют, и разговаривают, и ложатся спать у дороги. И всякий раз, когда начинает идти дождь, им приходится укрываться под деревом, потому что в машине полно воды. На мой взгляд, это самая захватывающая история в жанре “роуд муви”. Я всегда хотел снять по ней фильм.

Кого бы ты сыграл — Хемингуэя или Фицджеральда?

Джуд Лоу: К сожалению, я уже слишком стар, чтобы сыграть Хемингуэя — во время действия “Праздника” ему еще нет и тридцати. Фицджеральд — постарше. Так что мне пришлось бы играть Скотта, но они оба красавцы! (Смеется.)

Тебе бы хотелось самому снять такой фильм? Ты не думал о режиссерской карьере?

Джуд Лоу:  Конечно! Но я пока не уверен. На мой взгляд, сценарий — это карта или маршрут, которого должен придерживаться режиссер. Нужно понимать и четко представлять себе, что, будучи режиссером, тебе придется 3-4 года буквально жить в придуманном мире…

Ты можешь назвать свой любимый город?

Джуд Лоу: Как можно сравнивать Париж, Нью-Йорк, Лондон и Бангкок? Скажу так: я люблю приезжать в Токио, потому что этот город действительно оставляет ощущение чужеземного. Я довольно регулярно бываю в Нью-Йорке и Париже. В Лондоне я живу. И я люблю эти три города, потому что в каждом из них раскрывается какая-то часть меня. Как будто другая личность — это трудно описать, ну, ты понимаешь. Раз в пару лет я езжу в Токио. Когда бы я туда ни приехал, обязательно испытываю жуткий джет-лэг: два часа ночи, а я не могу уснуть! Поэтому первое время у меня такое чувство, будто я хожу во сне. Я восхищаюсь культурой Токио — во всем чувствуется потрясающий художественный вкус и одновременно трогательность, как будто ты попал в эстетическое, почти духовное измерение. Вот, пожалуй, и ответ: Токио — это далекий город, который я люблю.

…Любимую марку машины?

Джуд Лоу: Я люблю разные машины, много машин. Мне нравится кабриолет Aston Martin 1961 года. Мне нравится старый Porsche Carrera, 1970 года выпуска. У меня самого Mercedes SL, который выглядит фантастически с опущенной крышей.

Твое любимое время суток?

 Джуд Лоу: Ну, это зависит от того, чем наполнен день. (Смеется.) Думаю, позднее утро вполне подходит. Раннее утро часто бывает хмурым.

Ты совсем недавно снимался у Мартина Скорсезе (фильм “Хранитель времени”). Назови режиссеров, актеров, актрис, с которыми тебе хотелось бы поработать?

Джуд Лоу: В актерской профессии хорошо то, что у тебя есть возможность сотрудничать с множеством актеров и актрис. Если бы я начал перечислять их поименно, у меня было бы чувство, что я кого-то пропустил — в равной степени талантливого, как и названные мной. Но я люблю фильмы Веса Андерсона, и, будь у меня возможность путешествовать во времени, я бы хотел поработать с Бобом Фоссом. Из французских режиссеров мне нравится Гийом Кане, его картины отличаются особым настроением. На Каннском фестивале я был в жюри с Оливье Ассайя, который снял “Карлоса”: 5 часов не оторваться от экрана, блестящая работа. И душевнейший человек. Еще меня впечатляют Кристиан Карион и Жак Одьяр с его “Пророком”. Я видел два его фильма и считаю, что это уникальное явление во французском кинематографе. И опять-таки: я не хочу составлять список, потому что боюсь кого-то пропустить — слишком много людей, чьим творчеством я восхищаюсь и с кем хотел бы поработать.

Джуд ЛоуМожешь ли ты назвать одну решающую роль или режиссера первостепенной важности в твоей карьере?

Джуд Лоу: Наверно, очевидным будет назвать последнюю роль — Мэта Бурке в пьесе О’НилаАнна Кристи”, но только потому, что она очень отличается от всего, что я делал раньше. Мне пришлось вырасти буквально в физическом смысле. Но у меня слишком свежие впечатления — так что, возможно, это субъективно.

Есть ли что-то такое в театре, чего не может предложить современный кинематограф?

Джуд Лоу: Безусловно. Во-первых, это живая энергия. Когда ты разделяешь переживания с несколькими сотнями людей в замкнутом пространстве, рождается магия. А физическое напряжение, которое испытываешь независимо от того, длится спектакль полтора часа, два или три, вызывает такой всплеск адреналина, что это невозможно ни с чем сравнить.

После Парижа и Французской Ривьеры куда ты помчишься на своем спортивном автомобиле? Поделись своими планами и проектами.

Джуд Лоу: Последние пару лет я был очень занят, при этом большая часть работы была спланирована заранее. Я понял, что можно так загрузить себя, что придется отклонять предложения, потому что у тебя просто не осталось свободного времени. Сейчас я с нетерпением жду, что выпадет на мою долю в этом году.

Существуют роли, которых ты еще не играл, но хотел бы сыграть, и чувствуешь, что готов к ним?

Джуд Лоу: Есть пара театральных ролей, в основном шекспировских, которые я действительно хотел бы сыграть, до того как состарюсь. (Смеется.) В кино по-другому: там не столько важна роль, сколько люди, с которыми предстоит работать. Не буду портить сюрприз и ничего не скажу. А пока не приступил к работе, лучше подождать и отдохнуть.

  • RSS

Оставить комментарий