Вы находитесь здесь: Главная > Интервью, Отечественные звёзды > Екатерина Климова

Екатерина Климова

Екатерина КлимоваЕкатерина КЛИМОВА — одна из самых востребованных российских актрис. Однако когда ее знаменитый супруг Игорь ПЕТРЕНКО предложил ей на время оставить съемки в кино и сменить место жительства, Катя не раздумывая отправилась паковать чемоданы.

Ее московская квартира, еще пару месяцев назад полная жизни и детских голосов, сегодня выглядит пустынной. За окном сверкают огнями гирлянды, а здесь как-то пугающе тихо. В столице Екатерина теперь появляется на один-два дня. Быстро пытается сделать все важные дела: поучаствовать в фотосессии, дать пару-тройку интервью, озвучить свою роль в новом фильме «Защитница» — и вновь спешит в аэропорт. С недавних пор Климова живет в Санкт-Петербурге. Именно там, в городе на Неве, в сентябре начались съемки телесериала «Шерлок Холмс». Главная роль — культового сыщика — у Игоря Петренко. Планируется, что работа над фильмом продлится до апреля.

Екатерина КЛИМОВА: «Игорь в какой-то момент поставил вопрос ребром: после завершения моих съемок в Киеве я должна приехать к нему в Питер и варить борщи. И я где-то в середине ноября действительно приехала к нему и теперь варю борщи».

То есть снимается только Игорь, а вы наблюдаете со стороны?

Екатерина: «Я как раз редко наблюдаю со стороны. В основном мои будни заняты тем, что я нахожусь рядом с детьми. Ну и создаю уют в доме».

И как вам живется в городе на Неве?

Екатерина: «Прекрасный город, там есть куда пойти с детьми. Да и без детей, впрочем, тоже есть куда пойти».

Но вы как-то участвуете в работе мужа?

Екатерина: «Дома мы, конечно, обсуждаем какие-то рабочие моменты. И сценарии читаем вместе».

Вы так безропотно согласились отправиться в другой город варить борщи… Скажите, а вообще вы в браке «за мужем»? Или же у вас больше партнерские отношения?

Екатерина: «За мужем». Конечно, с некоторыми «но». Дело в том, что у меня есть такая черта характера: я человек, везде сующий свой нос. Много беру на себя. Поэтому Игорь периодически ставит меня на место, напоминает, что я не должна бежать впереди паровоза. Я сама от этого устаю, мне хочется остановиться.

Мой папа шутил, что в коммунистические времена я была бы прекрасным комсоргом. Так вот, если отбросить это свойство моего характера, то в остальном я «за мужем».

А почему вы не взяли фамилию Игоря, остались Климовой? Для некоторых мужчин это очень важный пункт…

Екатерина: «Как-то у нас не было об этом разговора. Мы же не в один день встретились, поженились. Сначала нарожали детей, а только потом расписались. Просто жизнь — она такая короткая, что сначала делаешь то, что нужно прямо сейчас, а уже потом что-то для удовольствия. Видимо, не было необходимости».

КРАСИВАЯ РАБОТА

С недавних пор вы новое лицо Garnier Color Naturals. Приятно быть официальной посланницей красоты?

Екатерина: «Наши с Garnier переговоры длились долго, не день и не два. Сначала представители компании интересовались у меня, как я отношусь к подобного рода рекламе, был ли у меня опыт работы в этой области. Потом я знакомилась с руководством, с представителями марки из разных стран. Пробовала продукцию. Причем не только я, но и моя мама, и наша няня. То есть подход у них основательный. А потом уже были сами съемки. Проходили они в Праге, и у меня осталось впечатление, будто я попала в американское кино в роли суперзвезды. На дворе стоял июнь, было так красиво и солнечно… Еще, конечно, запомнилось общение с командой. Все-таки посмотреть, как работают иностранные специалисты, лично для меня оказалось очень поучительно».

А вы разные оттенки для волос пробовали?

Екатерина: «Нет, мы сразу определились с оттенком — 6.34 Карамель, поэтому экспериментов не проводили».

Но вы любите преображения?

Екатерина: «По жизни мне комфортней в моем натуральном цвете — он немножко темнее того оттенка, который выбрали стилисты Garnier Color Naturals. Но поскольку я все-таки актриса, то частенько приходится экспериментировать. И мне это, признаюсь, нравится».

Никогда не хотелось, к примеру, побывать стопроцентной блондинкой?

Екатерина: «К сожалению, у меня такой сильный пигмент, что стать блондинкой просто не получится. О, конечно, иногда хочется почувствовать себя этакой глупышкой. Наверное, как и каждой женщине. К слову, не случайно ведь говорят, что все блондинки — это крашеные брюнетки. Я недалеко, собственно, ушла».

А вы пользуетесь своей внешностью в бытовых, так сказать, целях -без очереди пройти, колесо поменять?

Екатерина: «Я никогда не питала иллюзий по поводу своей внешности и не относилась к себе как к какой-то безумной красавицей. Наверное, просто в Советском Союзе было не принято мнить себя отличной от других. На мой взгляд, главное — не считать себя красоткой,  а просто любить такой, какая ты есть. Жить в гармонии. Жаль, наши родители старались, наоборот, выстроить нас в одну линию, по Макаренко».

Вашей дочери Лизе уже девять. Ее-то вы воспитываете как маленькую леди?

Екатерина: «Я стараюсь прежде всего разглядеть в ней ее индивидуальность. Не перехваливать чрезмерно и не забивать в угол. Я иду от ее желаний и способностей, а не от своих каких-то несбыточных мечтаний или упущенных возможностей. Все родители думают, что их дети самые красивые, одаренные и умные. И в этом невозможно нас разубедить. Но мне хотелось бы не пропустить ее таланты, особенности, помочь их развить, что-то подсказать».

Вы не только многодетная, но и много работающая мама. (У Кати — дочь Лиза, сыновья Матвей и Корней. — Прим. авт.) Некоторые считают, что такой напряженный график, наоборот, способствует духовной близости с детьми, ведь все свободное время вы полностью посвящаете только им…

Екатерина: «В моем случае это такой органичный вариант. Дети с малых лет знают, что их мама (и папа, само собой, тоже) работает. Поэтому никакой трагедии в том, что я и Игорь уходим из дома, нет. Никто не рыдает на пороге: «Мама, не уходи!» или: «Папа, останься!» Все дети постоянно находятся в атмосфере любви — рядом наши мамы, няни. С Лизой (дочь Кати от первого брака. — Прим. авт.) мы, конечно, уже имели разговоры: почему люди перестают жить вместе, из-за чего это случается. Но она видит, что, хотя мы с ее отцом расстались, ее все любят. И она безумно любит своего папу, братьев…

Конечно, может быть, мысль, что дети спокойно воспринимают мою занятость, — это моя большая иллюзия. Может, мне просто удобней так думать. Наверное. Лично я не буду никому ничего советовать. Но мне хочется объять необъятное в этой жизни. И я всех убеждаю, что это возможно: быть счастливой в семье, воспитывать троих детей и сниматься в кино».

Уже видно, есть ли у детей актерская жилка?

Екатерина: «Мы как-то безоговорочно решили, что в нашей семье самый артистичный — Матвей, наш средний сын. Потому что он действительно очень пластичен, любимец женщин всех возрастов. Но это на уровне баловства. Мы стараемся не заострять на этом внимание. Ведь все дети встают на стульчик, читают стихи…»

Далеко не все, точно вам говорю!

Екатерина: «Да? А вот у меня — все дети. Хотя мне всегда казалось, это оттого, что они смотрят друг на друга, с удовольствием повторяют. У нас дома часто бывают концерты: мы включаем музыку, танцуем, кто-то играет на гитаре, кто-то поет. Иногда доходит дело и до караоке. Или Лиза играет на фортепиано, а все остальные — вместе со мной — поют. Но я не думаю, что наши дети обязательно станут артистами».

Я всегда удивлялась: почему актеры, в том числе успешные и состоявшиеся, не хотят, чтобы дети шли по их стопам?

Екатерина: «Потому что жалко своих детей. Все же помнят, какой путь пришлось пройти им самим. Актерская профессия — самая непредсказуемая. Ты можешь получить красный диплом, но это не значит, что тебя возьмут в театр и будут снимать в кино. Нас в театральном училище сразу предупреждали, что известными артистами в любом случае станут два-три человека с курса. Так, собственно, и получилось».

Но вам-то грех жаловаться на актерскую судьбу…

Екатерина: «Это правда, у меня не было никаких трагедий, связанных с профессией. Когда я определилась и поступила на курсы во ВГИК, а потом в Театральный институт имени Щепкина, наоборот, моя жизнь приобрела какой-то смысл. Я поняла, что я в своей тарелке, что готова пропадать в институте до вечера. Неважно, чем я занималась: отрывки самостоятельно делала или на фортепиано пьесы разучивала, — мне было все интересно. В отличие от той же школы, где много времени было потрачено, как я считаю, впустую».

Благодаря своей профессии вы ведь и мир наверняка посмотрели. Не так давно, насколько я знаю, вы снимались в Иордании. Вообще много стран удалось посетить?

Екатерина: «Да, много. Причем посмотреть — едва ли, а побывать — да. Никто не привезет тебя в другую страну, чтобы ты наслаждался живописными краями. Отработали — и уехали.

Но в этом тоже есть своя прелесть, особенно когда все молодые, энергичные и заняты общим делом».

И какая страна вам запомнилась? Где вы могли бы жить?

Екатерина: «Я в последнее время часто снимаюсь в Киеве, и мне так нравится этот город! Нравится атмосфера, нравятся люди. Мне кажется, я понимаю их сущность».

Там, кажется, снимался клип популярнейшего ныне певца Стаса Михайлова, где оказались задействованы и вы?

Екатерина: «Да, в Киеве. Я с удовольствием отработала и с удовольствием сейчас смотрю этот клип».

А вы в курсе, какую бурю страстей вызвала эта ваша работа?

Заголовки были один другого краше: «Стас Михайлов изменил жене с Екатериной Климовой», «Жена Стаса Михайлова сама нашла ему любовницу», ну и все остальное — в том же духе…

Екатерина: «Ой, где вы такие газеты берете? Я подобную гадость принципиально не покупаю».

Их и не надо покупать, достаточно зайти в Интернет — и вот вам пожалуйста!

Екатерина: «У меня как-то не складывается дружба с Интернетом. В Сеть я захожу, только чтобы проверить свою почту, почитать сценарии. Да и нет у меня времени, чтобы тратить его на подобные тексты. Я вообще не понимаю парадокса существования такой прессы. Ведь если она существует, значит, это кому-то нужно? Мне настолько нравится жить своей жизнью, у меня сейчас такой насыщенный ритм, что до чужих постелей как-то нет дела».

Все так обычно говорят. А в кулуарах все равно любят обсудить, кто, с кем и зачем. Разве нет?

Екатерина: «На артистов, которые мне нравятся, я смотрю в кино. И мне этого достаточно. Я, к примеру, с особой симпатией отношусь к Марион Котийяр. С удовольствием схожу на новый фильм с ее участием. Но залезать в Интернет, чтобы узнать о ее жизни, — мне это даже в голову не придет. Мне совершенно неинтересно, с кем она спит и сколько у нее детей. Честно, я совсем-совсем ничего о ней не знаю. К сожалению, есть некоторые личности, которые интересны только тем, что про них все пишут. И больше никакой профессии у них нет — они уже не актеры, не танцоры, не певцы, а просто светские львицы и львы. Это для меня вопрос: как можно сделать карьеру, будучи никем? Мне кажется, только у нас в стране такое возможно».

А как же Пэрис Хилтон?

Екатерина: «Она, в конце концов, наследница большого состояния. Я имею в виду, что за границей за эпатажностью всегда что-то да присутствует. И Леди Гага не только самый обсуждаемый персонаж, но еще и талантливая певица. Я никогда не являлась фанаткой Пинк, но если вы посмотрите ее последнее шоу, где она летает под куполом, то поймете, что нельзя покупать билеты на концерты подавляющего большинства отечественных артистов. Поэтому мне самой тоже хочется быть кем-то, чтобы интерес вызывало мое творчество в первую очередь».

ГОД ИСПЫТАНИЙ

Вы редко заходите в Интернет, но наверняка интересуетесь тем, что в мире происходит. Сейчас все считают месяцы до декабря 2012 года. А вы не боитесь задумываться о том, что будет с нами совсем скоро?

Екатерина: «Конечно, иногда посещают такие мысли. Вообще, когда у женщины трое детей, с каждым ребенком растет ее страх. Ведь человек, которому есть что терять, гораздо уязвимее. Хотя лично для меня с возрастом тема смерти почему-то становится не такой острой. Я, помню, в детстве очень боялась умереть. Заснуть не могла, лежала и думала: «А как это — я умру?» До истерик меня страшила возможная атомная война. Сейчас как-то проще стала ко многому относиться. Наверное, это не нашего ума дело — рассуждать о том, что может случиться завтра.

Я понимаю, что я человек ограниченный, мало понимающий в политике и вообще в каких-то высоких сферах. Поэтому я для себя определила узкий круг, в котором должна разбираться: это моя семья. Я должна знать, где у меня лежат полотенца, муж должен быть накормлен, а дети не должны болеть. Это мой мир, остальное — не мое дело. Вот в этом смысле я точно «за мужем».

А вообще вы склонны планировать свою жизнь на долгие месяцы вперед?

Екатерина: «С годами приобретается какая-то практичность. Ты должен понимать, в какую школу через год пойдет ребенок, куда мы летом поедем отдыхать. Такие организационные моменты становятся нормой. Хотя по характеру я, конечно, человек спонтанный».

И тем не менее в одном недавнем интервью заявили, что готовы к появлению четвертого ребенка и строите далеко идущие планы…

Екатерина: «Если бы от нас это как-то зависело… Как будет, так и будет. К сожалению, я тут не рулю…

  • RSS

Оставить комментарий