Вы находитесь здесь: Главная > Зарубежные звёзды, Интервью > Джудд Апатоу о «Девушке без комплексов»

Джудд Апатоу о «Девушке без комплексов»

336Круглолицая комедиантка Эми Шумер покорила публику честными историями из личного опыта и однажды «попалась» на радио самому Джудду Апатоу. Крестный отец целого поколения современных американских кинокомиков, он предложил Шумер написать фильм про то, что иногда девушки просто хотят развлекаться. И когда та согласилась, вызвался все снять сам.

-Как ты впервые обратил внимание на Эми Шумер?

Джудд: Я как-то слушал шоу Говарда Стерна по радио, и Эми была у него в гостях. Мне стало так интересно, что я остался сидеть в машине на парковке у офиса, чтобы все дослушать до конца. Она много гово­рила о своих отношениях и о том, что ей мешало достичь в них сча­стья. Говорила о своем отце, у которого множественный склероз и с которым ей было очень непросто. При этом она говорила обо всем в очень смешных и очень теплых выражениях. Мне стало очевидно, что у нее в запасе масса интересных историй. Тут я и подумал, что нам стоит сделать фильм вместе, и позвонил ей.

-Как долго вы работали над фильмом?

Джудд: Когда Эми дала мне первые 30 страниц текста, я сразу понял, что она прекрасный сценарист. Особенно для человека, который не особо этим занимался. Ее работа над сценами была просто потрясающей. Она очень проницательная и пишет невероятные шутки. Так что я довольно рано загорелся этим проектом. И как только Эми закончила сценарий, я понял, что кино вполне может получиться. И еще подумал, что, может быть, мне самому стоит его снять. Обычно я решаю, что есть кто-то более подходящий для проекта, но с «Девушкой…» мне показалось, что мы с Эми так синхронизировались, что я захотел довести все до конца сам.337

-Эми Шумер до этого ни разу не снималась в главной роли… Быстро она перестроилась?

Джудд: Всегда страшно делать фильм с актером, который никогда не играл главной роли. Но это, тем не менее, и моя любимая часть работы. Очень увлекательно вместе работать над тем, как все это будет выглядеть в конечном итоге. В некотором смысле ты создаешь их экранную персону. Когда ты работаешь с актера­ми, которые уже снимаются вечность, ты мало на что можешь повлиять. Как сейчас с Эми, в прошлом у меня, кстати, была возможность поработать на ранних фильмах Стива Карелла и Сета Рогена. Всегда очень интересно не знать до конца, как все сложится. Кроме этого, у начинающих актеров гораздо больше энтузиазма. Они будут вкалывать как никто другой на фильме, который должен стать их прорывом.

-И как это было с Эми?

Джудд: Это было настоящее партнерство. При этом для Эми все было со­всем не так, как на съемках ее скетч-шоу «Внутри Эми Шумер», где она одна отвечала за все. Мне кажется, мы оба вынесли из него много хорошего.

-Насколько героиня «Девушки…» похожа на Эми?

Джудд: Фильм очень интроспективный, обращенный вовнутрь. Эми созда­ла персонажа на основе себя, но этот персонаж и отличается от нее по куче пунктов. Ее собственная жизнь была отправной точкой для чего-то, что стало полным вымыслом. И Эми была готова к от­кровенности. Для многих такой уровень откровенности был бы не­комфортным, но не для Эми. Она хотела лучше узнать себя через этот фильм. Для меня это все очень похоже на то, что Лина Данэм сделала с «Крошечной мебелью» и что Кристен Уиг с Энни Мумоло сделали с «Девичником в Вегасе». И это мой самый любимый тип кино — когда я понимаю, что со мной делятся

Эми Шумер

-Но ты же к этому стремишься на всех филь­мах, которые сам пишешь?

Джудд: Да. Поэтому мне особенно нравилось, что это не моя история. Это означало, что у меня всегда была свежая голова, и я мог подсказать Эми, чего не хватает для того, чтобы все срос­лось. Мне еще очень нравилось то обстоя­тельство, что она все сама писала. Потому что я каждую ночь мог ложиться спать со спокой­ной душой, не думая о том, что мне что-то там надо поправить. Я мог просто сказать: «Эй, Эми. Эта сцена не работает. Она должна быть смешнее. А я пойду вздремну».

-Ты был верен себе на съемках? Все по-прежнему могли подкидывать свои шутки и идеи?

Джудд: Мы никогда не исходим из того, что сценарий будет работать. Так что если в сцене пропи­саны восемь шуток, мы хотим иметь на руках сорок пять. И когда дело доходит до тестовых показов и над какой-то шуткой вдруг не смеют­ся, мы меняем ее на другую из запаса. Иногда мы так поступаем и с драматическими частями. Если вдруг что-то кажется слишком тяжелым, мы можем снять более легкую версию. Если что-то кажется слишком глупым — отснять бо­лее приземленную. Все это дает нам больше свободы в монтажной.

  • RSS

Оставить комментарий